April 15, 2014
Городская пучина

Жарко. Солнце ещё долго не упадёт в стаканы на столиках ресторанчиков. Пока оно масляным желтком молчаливо висит над крышами. Старый град. Улочки петляют, завязываются в хитрые средневековые узелки. Вывески, похожие на игрушечные, без тени смущения заглядывают в глаза. Люди текут, просачиваются внутрь магазинчиков через узкие двери. Фигуры искажаются в многочисленных отражениях, лица покрываются рябью. Продавцы босоногими обрамляют пороги, пускают сигаретный дым в молочное небо. Шёпот каблучков тонет в густом воздухе. Пористые стены слушают соленые истории мутного моря. Горький голос хвои поёт вдалеке, а облизанная подошвами брусчатка отливает перламутром. Не тишина, но малозвучие холодит разноцветные кожи. Подводное царство. Всех за тонкие ниточки любопытства тянет в центр городка. Загадочный фокусник собирает потоки в коробок. Околдованные спички окружают человечка посреди каменной площади. Брюшко котелка и тесный сюртучок. Скромная жилеточка и невинная трость. Брови с ухмылкой и рот с бровью. Смешные ноги в смешных ботинках спотыкаются. Обыкновенные руки в клоунских жестикуляциях шутят. Обман зрения, сладкий мираж. Правдив только образ. Но и ему веришь пару минут.

Супружеская пара будто две птички на жердочке в клетке. Он и она синхронно вертят упругими шеями. Зрачки бегают, хватаются за каждый новый взмах руки. Рты чуть приоткрыты, кожы натянуты от удивления, как у детей. Но муж опускает взгляд. Начинает хлопать пушистыми ресницами. Ресницы смыкаются и размыкаются, глаза закрываются и открываются. А затем яркий луч света:

- А я никогда не замечал, что Эркюль Пуаро в сериале носит ботинки на разные ноги…

Жена медленно просыпается: шея деревенеет, лицо покрывается корой морщин, щеки становятся мятыми, глаза стремительно стареют вновь. Золотая клетка растворяется в воздухе. Солнце усаживается на покатые сгоревшие плечи. Огонек погас, вокруг снова толща кипяченой воды.

- Дорогой, это не Пуаро, а Чаплин.

- Ты так думаешь? Вполне возможно…

Они поворачиваются спиной к человечку и неспешно утекают. Эркюль Чаплин (Чарли Пуаро) смотрит растерянными углями глаз им вслед. Чёрный костюмчик впитывает горячие лучи, ботинки кусают мозоли, лоб покрывается жемчужными капельками. Сомнения творят тучи. Начинается буря в аквариуме. Скоро солнце утонет в стаканах.

April 15, 2014
Натирание лица глиной

У русского человека не существует одного лица. Всё бесчисленные маски. Маски матери и отца, маски труженика и безработного, маски праведника и грешника-и ещё много личин и коконов. Всю жизнь тяжело прожить женщиной или мужчиной, девочкой или мальчиком. Маски творятся из глины нежелания. Нежелания подчиняться природе. Ведь она (природа) нам дала лишь одно тело, у которого всего лишь одна голова с одним лицом. Ровно одна жизнь на одну человеческую единицу. Но нам тесно, нас стягивают в вечную безличную кожу. Кожу нельзя снять, нельзя соскрести с костей. Её можно только прятать под одеждой, скрывать под рукотворной материей. Лицу же оставляем маски. 

Растём по горизонтальной линии души, пробуем все возможности. Для каждого своё лицо:нельзя путаться и путать других. Мастерская подмена нежелания желанием нарисовать на лице всю историю, использовать все краски бытия, править каждой секундой. Искоренение печати из складок, морщинок, родинок. Изгиб брови для всех разный, сегодняшний уголок рта совсем не похож на завтрашний. Постоянство-это ржавчина, пробирающаяся через поры наружу. Ржавчина уродует. Ржавчину изводят активными движениями мышц лица. Мышцы, как фабрика, предоставляют масочную продукцию, заводят выражения. А человек один. Но личностей много. Бывает они нас рвут на куски, проводят острием по чертам. Любое моргание результат ещё одного пореза, ещё одного ножа в портрете. За ножами со временем и лица не будет видно. Но были ли личности? Маски ведь только лицо натирают. И в теле, по сути, нет дома.

April 14, 2014

April 14, 2014

April 14, 2014

April 14, 2014

April 14, 2014

April 12, 2014

April 10, 2014

April 10, 2014

Liked posts on Tumblr: More liked posts »