July 23, 2014

July 23, 2014

July 23, 2014

July 23, 2014
Песнь шутов и монахов

Мы без устали качаемся между двух природ: природы смеха и природы грусти. Нас уносит то вправо к шутовским бубенцам, то влево к церковным колоколам, то вперёд к беспробудному веселью желудка, то назад к хронической печали печени. Наша жизнь похожа на духовые Стравинского в “Весне священной”, на духовые, берущие начало где-то из глубин души, на духовые с головокружительными перепадами, на духовые, сотворенные из человеческих упрямых и громких лёгких. Мы-это душа и дух, это смех и слёзы. А что выбрать? Выбрать жизнь. Не нужно смеяться над настоящими слезами, и не нужно плакать над хорошей шуткой. Всему своё время. Комический актёр может состояться и как трагический, а трагический может обладать неповторимым чувством юмора. Всему своё время. Знай время и место, и тогда придет естественное понимание вещей. Нужно меняться, оставаясь детьми юного воображения и вечной фантазии. Горе, которое с нами случается, и счастье, которое с нами бывает, равноценные человеческие сущности, явления  одного потока. Нет смысла выбирать. Это уже в нас. Как мы это проявим зависит уже от воли, желания и удачи. Я люблю смеяться до потери дыхания так же сильно, как и грустные книги, стихи, музыку, фильмы. Другие люди, думаю, не менее противоречивы, ведь все человеческие души витражи. Каждый цвет витража значим: убери один и красота всего многоцветия растворится во тьме одного пропавшего. И мысли наши похожи на острые шпили соборов, которые тянутся только к небу, только в небо, только ради неба. А небо загадочно слушает наши отлитые из дум сердца. 

July 21, 2014
А мир,всё же,удивительная штука…

А мир,всё же,удивительная штука…

July 19, 2014
Когда дядя художник…

Когда дядя художник…

July 17, 2014
И звезды,и небо,и тучи,и облака…

И звезды,и небо,и тучи,и облака…

July 17, 2014
Белый,синий,красный

Две головы лучше, чем одна, а три сестры лучше, чем две. Это в полной мере относится к сёстрам Бронте, у каждой из которых, наверное, было и по две головы на плечах. Шарлотта, Эмили и Энн родились в семье священнослужителя, получили хорошее образование и умерли весьма молодыми, успев сотворить вечные произведения. Самым известным, конечно, является “Джейн Эйр”, написанное старшей из сестёр писательниц (всего в семье было шестеро детей), Шарлоттой Бронте. История целеустремленной гувернантки о тяжелой судьбе, о мрачном поместье Торнфилд, о мистере Рочестере, о смирении, о надежде и терпении. Роман с элементами готики и с женщиной в качестве главного героя заслужил похвалы со стороны критиков уже после первой публикации. Красивое произведение, которое вобрало в себя всё, что может полюбить читательская публика: сильная героиня, загадки, несправедливость и счастливый конец. Тонкая и светлая работа со внутренними размышлениями Джейн Эйр, её витиеватыми диалогами с мистером Рочестером и расширением собственной души по мере чтения. “Джейн Эйр” похожа на водоворот, правда на благостный водоворот, на водоворот белого цвета. 

Этого же я не могу сказать о “Грозовом перевале”. Роман был написан Эмили Бронте и его цвет синий. Но не сапфировый синий или синий Шагаловских полотен. В нём синий цвет грозы, синий цвет молчаливой бездны, синий цвет тоски, синий цвет душевных перипетий. В нём гораздо больше ложек готичного, гораздо глубже раны и совсем мало солнечных лучей. Иногда мне казалось, что страницы пахнут полынью и другими горькими травами. Полынь в синяках и грустная горечь… Наименее (что удивительно) любимое мной произведение, что, однако, не даёт  мне право говорить о нём плохо. “Грозовой перевал” мастерски сочетает в себе элементы женской и мужской прозы, мастерски балансирует между действительностью и мистикой, мастерски сжимает сердце при чтении. И если “Джейн Эйр” очень о чувствах, то “Грозовой перевал” очень о людях. 

И, наконец, младшая сестра. Пусть на фоне более известных сестёр её обычно вспоминают фразой:”А как там третью звали?”,- я считаю, что именно Энн Бронте ближе всех к понятию “мировая литература”. Однозначно самым значимым произведением, вышедшим из-под её пера, является “Незнакомка из Уайлдфелл-Холла”. Оно больше чем о женщине, женских правах и гендерном равноправии. Оно о мощной человеческой душе, о всепоглощающем материнстве, об отношениях внутри общества и внутри семьи. В этом произведении с серьёзной прямолинейностью описаны жестокость и грубость, царивших устоев и правил. И эти жестокость и грубость похожи на жестокость и грубость трущоб. В романе нет образов, но есть человеческая природа: мужская природа, женская природа, природа ребёнка. “Незнакомка из Уайлдфелл-Холла” скорее диагноз общества, нежели просто книга об одном происшествии. Энн Бронте уверенно ступила в область общезначимых проблем и написала о том, что важно и нелицеприятно, написала красными буквами и прошила красными нитями. 

July 15, 2014

July 15, 2014

Liked posts on Tumblr: More liked posts »